главная новость 30 августа, 2021 | Понедельник
«Когда я был маленький, играл в четвёртом звене, ничего удивительного во мне не было, я просто хотел играть»: интервью Игоря Кравчука «Радио Сибирь»

Директор по развитию молодёжного хоккея Академии «Авангард» Игорь Кравчук стал гостем студии «Радио Сибирь» в Омске. Ниже представлена расшифровка вопросов ведущего «Радио Сибирь» и ответов Кравчука.

— Золото Калгари и золото Альбервиле. Какая медаль вам ближе?

— Они обе по-разному близки мне. В Калгари это была первая медаль. Вторая ближе новым опытом. Тогда в России тогда произошли большие перемены, мы выступали под флагом СНГ. Поехала очень молодая команда. Нам не сулили золото. Не то, чтобы не верили, но было очень много вопросов. Мы не совсем удачно выступили на турнире перед этим. Плюс была новая форма выступлений: предыдущую Олимпиаду мы играли в круг, а на этой у нас были группы, четвертьфинал, полуфинал и финал. И мы даже две игры проиграли, но тем не менее смогли показать неповторимый результат. Я помню, Виктор Васильевич Тихонов и Роберт Дмитриевич Черенков очень радовались, сказали: «Вы не представляете, какое дело вы сделали!». Мы этого не понимали. Это было даже выше наших ожиданий, потому что понимали, что все соперники серьёзные. Есть такая поговорка: глаза боятся, а руки делают, поэтому мы выходили и играли, что-то получалось, что-то нет.

— Вы сейчас директор по развитию молодёжного хоккея в Академии «Авангард». Какая на вас ответственность?

— Это что-то новое для российского хоккея. Фактически я технический директор и занимаюсь развитием тренеров, подготовкой направлений, выделением системных ошибок и их исправлением, просмотрами матчей, тренировок, работой по развитию игроков. Подбираем для ребят видеофильмы для развития, потому что профессия спортсмена – это непросто. Это не только умение играть, но и умение говорить, умение себя показать в лучшем свете.

По спортивной части вместе с тренерами я корректирую подбор упражнений, занимаюсь ведением матчей: как надо работать с игроками, как координировать работу на скамейке, как развивать дисциплину, где держать макеты – в стороне или в руках. Это, кстати, важно, это обратная связь. Вместо того, чтобы показывать на пальцах, нужно взять макет и нарисовать, всё чётко и понятно. Я постоянно наблюдаю за игрой спортсменов. Например, я вижу, что игрок бросил и поехал в угол, а шайба отскочила от вратаря на пятак. Доработать надо бросок? Надо! А игрок ушёл в угол, зачем? Ты играй по ситуации, доиграй этот момент. Есть такое выражение – доешь этот момент. Я всё это проговариваю с тренерским штабом.

Это очень важные нюансы. Есть пробелы, нет таких навыков в российском хоккее. Северная Америка, к нашему сожалению, в этом плане идёт впереди.

— Это сумасшедший объём работы. Сколько вы находитесь в Академии?

— Как говорят, ненормированный рабочий день.

— Игорь Александрович, каким образом вы попали в Омск? Было приглашение?

В январе мне пришло сообщения от секретаря генерального директора Сергея Юрьевича Белых с предложением встретиться. Было несколько встреч, на которых я предложил приехать в Омск и поработать, посмотреть, что из себя представляет Академия, чем она занимается, какой масштаб работы. Я провёл там несколько недель, потом были собеседования, где я изъявил огромное желание остаться. Академия — это масштабный проект!

— Какой вам показалась Академия?

— Достаточно внушительное и масштабное сооружение, последние технологии, два катка, гостиница, школьный этаж, где ребята учатся, столовая, ресторан. Всё очень продуманно! Для развития и роста игроков здесь есть всё!

— Можно ли назвать Академию «Авангард» лучшей в России?

— Я не работал в других хоккейных академиях и не могу сравнивать. Но я уверен, что она однозначно в составе лучших!

— Какая у Академии «Авангарда» отличительная особенность в обучении детей?

— Мы предоставляем условия проживания и обучения. Мы сотрудничаем с общеобразовательной школой, у нас прекрасный преподавательский состав, есть спортивный психолог, которого посещают и игроки, и тренеры, есть книжная библиотека. Мы показываем фильмы, которые развивают ребят. Все фильмы на английском языке. Вот, например, у нас планируется показ фильма о легендарном американском баскетболисте Коби Брайанте. В прошлом году мы тоже смотрели истории о профессиональных спортсменах: как они готовятся летом, насколько знают свои права, как работают с агентами, о логически ходах – взять или не взять предложение клуба. Я думаю, это очень хорошая и полезная информация для ребят. Мы безусловно пересматриваем обучение, хотим что-то улучшить, работаем и совершенствуемся.

— Вы ведь работаете не только с тренерским составом, но и с игроками. Вы видите в ком-то будущего Игоря Кравчука?

— Есть лучше, чем я. Когда я был маленький, я играл в четвёртом звене, ничего удивительного во мне не было, я просто хотел играть, я любил хоккей. Я его и люблю! На неделе в Академии я вёл занятие вместе с тренером по защитникам для ребят из ЮХЛ и «Авангарда»-2006. Два часа пролетели просто незаметно! Настолько забываешься на льду, что я даже забыл, что я не тренер. Вошёл в процесс. Я получил огромное удовольствие! С ребятами общаюсь, делюсь с ними своим игровым опытом, своими знаниями.

— У вас есть сумасшедший опыт работы в Северной Америке с юношами. Насколько отличается подготовка игроков у нас и там?

— Основное отличие в том, что клубы Северной Америки не принадлежат клубам НХЛ. Детские школы и детские клубы – это независимые и частные спортивные объединения. Ещё отличается тем, что тренер заходит всего на один год. Тренер пришёл на один возраст, а потом его переместят на другой. Идёт адаптация игроков к разным стилям. У нас же тренер заходит на команду малышей и чаще всего ведёт её прямо до молодёжки. И третье отличие – в Северной Америке большая массовость. Возьмём 2005 год: есть уровни AAA, AA, есть BB, CС, есть A, B, С, D. Это всё урегулировано в одной хоккейной структуре. Есть ротация: есть ты чуть сбавил, тебя перевели из AAA в AA или в BB, а если чуть добавил, то из CC в BB. Запутано, конечно, но там все понимают эту систему. В этом возрасте 7-8 команд, что увеличивает массовость, увеличивает выбор. Все дети при деле.

А есть ещё и домашняя лига, где дети приходят и играют абсолютно в удовольствие: один-два матча в неделю, по выходным, и тренируются один раз в неделю. Есть хорошая хоккейная студенческая лига. В Штатах топовые команды, в Бостоне, Миннесоте, Колорадо.

Ещё момент: канадцы и американцы не обязаны быть задрафтованы. Их, конечно, драфтуют, но они могут подписать контракт в НХЛ, будучи недрафтованными, и это официально. Поэтому дети уходят по предложениям: они учатся в студенческих лигах, а оттуда их забирают в команды Национальной Лиги. Хороший пример – Брайан Рафалски, трёхкратный обладатель Кубка Стэнли. И он не один, таких много.

Я бы очень хотел, чтобы родители правильно поняли мою информацию и не побежали сломя голову в Северную Америку. Надо знать, в какую Лигу вы едите, кто тренер, какая команда, кто из этой команды вышел в большой хоккей, какие требования. Например, если игрок не учится в университете, его отстранят от тренировок. И это родители должны знать. Это другая культура, другой стиль жизни, общение и другие правила. Там на подкате, закате и раскате не подъедешь. Правилам следует и школа, и хоккейная команда.

— Как вы относитесь к драфту, который был недавно в КХЛ? Он нам нужен?

— Драфт строился на протекции своих собственных воспитанников. Если мы хотим, чтобы хоккей был везде одинаково сильный, то да, драфт нам нужен. Только вопрос, как к этому прийти? Я прекрасно понимаю клубы. Тот же «Авангард»: он растит своих воспитанников, вкладывает в них силы и деньги, а потом хоккеиста выбирает самая слабая команда, потому что она имеет право на лучшего игрока. Но для роста Континентальной Лиги это, конечно, хорошо.

— Чего не хватило не ваш взгляд «Чикаго», чтобы взять Кубок Стэнли (финал 1992 года – прим.ред.)?

— Да всё было. Я позитивно отношусь к Майку Кинэну и играл с ним в трёх клубах – в «Чикаго», «Сент-Луисе» и немного во «Флориде» и потом работал с ним в Шанхае как помощник. Но здесь у него не хватило выдержки. И он где-то сгоряча наговорил команде лишнего, и потом команду было не собрать. Хотя она, конечно, хотела выиграть, но выиграл «Питтсбург».

— Очень благоприятная пресса была в России, которая писала о вас как о финалисте Кубка Стэнли. Как к вам относились в Северной Америке, когда вы туда приехали? Ведь вы были опытным, мастеровитым, с регалиями, но новичком.

— В принципе складывалось всё хорошо для новичков. Тогда зашёл Фёдоров, стал звездой за один сезон, Могильный, Макаров, Крутов, Ларионов, Фетисов — эти ребята, которые дали толчок. Приехали лучшие представители нашего постсоветского хоккея, и не скажу, что пресса хлопала в ладоши. По моему приезду сказали: «Ну да, двукратный олимпийский чемпион, ну посмотрим». Очень просто.

— Как вас приняли североамериканцы в команде (в «Чикаго» — прим. ред.)?

— Я приехал в команду уже состоявшейся личностью. По тем временам игроки команды уже зарабатывали баснословные деньги, входили в составы различных сборных. Они были невероятно дружны. До этого я не видел такого единения.

Я тогда приехал простуженный с Олимпиады. Майк Кинэн встретил меня в аэропорту. Я ни б, ни м по-английски. Жил в легендарном отеле, который принадлежал хозяину клуба, немцу, назывался «Бисмарк». Старый, красивый, фешенебельный. Сначала меня оттуда забирал тренер, а потом я решил, что хочу ездить с командой. Подумал: «Да что я поеду с тренером, лучше с ребятами». И потом, спустя годы, тренер мне сказал: «Я по одному этому моменту понял, что ты будешь с нами. Такая психология».

Первая моя игра, на которую я вышел в составе «Чикаго», была с «Детройтом», играющим в дивизионе, который называют «дивизионом смерти», там ни один матч не проходил без драки. Помню, я разминаюсь, пью горячий чай с лимоном, ребята сидят и на меня смотрят с удивлением: «Тут так-то жарко». Я потом понял, что они имели в виду: на арене были эти огромные лампы, под ними, действительно, очень жарко. Плюс волнение, плюс ожидания от самого себя. На дебютной игре мне посчастливилось забить гол, ещё и победный. Мы выиграли 4:2.

— Небольшой блиц-опрос. Лучший партнёр для вас в карьере?

— Начиная с Уфы, это Александр Антипин, Павел Козлов. ЦСКА – Касатонов, Фетисов, В Северной Америке – Крис Челиос, Крейг Муни и Крис Филлипс в «Оттаве».

— Матч всех звёзд НХЛ, 1998 год. Что это такое?

— Это шоу для болельщиков и признание для спортсменов Лигой. Идёт внутреннее голосование. Хоккеисты тоже голосуют.

— Самый важный для вас гол.

— Первый в «Чикаго».

— «Авангард» взял Кубок Гагарина, «Авангард» готовится в новый поход, «Авангард» через год должен оказаться на новой Арене. Как считаете, Омск на данный момент можно назвать столицей отечественного хоккея?

— Считаю, что сейчас по всем развивающимся параметрам его так можно назвать.

Поделиться: